Интересная и полезная информация

Феноменальный прогресс корейской культуры и экономики

Темп жизни жителей Кореи

Всего за несколько десятилетий Южная Корея превратилась из аграрной страны в передовую экономику и экспортера автомобилей и электроники. Как это им удалось? Возможно, дело в том, что они все делают с молниеносной скоростью.

Скорость — одна из главных черт ментальности южных корейцев, и неудивительно, что прежде всего она заметна в столице страны.

Сами корейцы объясняют этот феномен культурой «пали-пали», произнося это слово с напряженным согласным в начале. «Пали-пали» примерно переводится как «быстрей-быстрей» и символизирует нетерпеливость корейцев, которые стараются делать все как можно быстрее и не любят тянуть.

Культура пали-пали — это и самый быстрый в мире интернет, и курсы иностранных языков, на которых результат обещают чуть ли не за считанные недели, и популярный в стране спид-дейтинг (speed-dating, блиц-свидания, мини-вечеринки, которые устраиваются, чтобы поскорее познакомить людей друг с другом. — Прим. переводчика).

С такой же впечатляющей скоростью корейцы оформляют отношения — роскошные дворцы бракосочетания за выходные пропускают бессчетное количество пар.

Пали-пали — это также лозунг развозчиков пищи, которые, пренебрегая правилами дорожного движения, а иногда и законами физики, доставляют заказ в невозможно короткие сроки.

А ведь еще совсем недавно Корея была намного более медлительной, аграрной страной. В начале 1960-х 72% населения проживало в сельской местности.

Как же корейцам удалось всего за несколько десятилетий пройти путь от обработки рисовых плантаций до загрузки торрентов с самых быстрых серверов мира?

Принявший гражданство Республики Корея Гэри Ректор, который приехал в Сеул в 1967 году волонтером Корпуса мира, вспоминает: «Помню, как я удивился тогда — ведь я ожидал увидеть нацию, которая ведет неторопливую, осознанную жизнь по принципам дзен-буддизма».

«Но оказалось, что темп жизни здесь быстрее, чем даже в Америке. Пожилые люди, возможно, не спешили, но корейцы моего возраста (а мне тогда было 24) постоянно стремились срочно что-то сделать, улучшить свою жизнь», — рассказывает Ректор.

Он приехал в Южную Корею во времена больших перемен. В начале 1960-х правительство страны приступило к осуществлению серии пятилетних планов строительства новой экономики, предложенных тогдашним президентом Паком Чон Хи (экономические реформы были в огромной степени вынужденными, это был вопрос выживания, поскольку большая часть промышленности бывшей единой Кореи осталась на территории Северной Кореи, злейшего врага, которому помогал Советский Союз и другие социалистические страны. — Ред.).

Жесткие реформы Пака Чон Хи создали корейское экономическое чудо, превратив разрушенную войной страну в передовую экономику мира, ныне представленную такими корпорациями-гигантами как Samsung, Hyundai и LG.

Смелость экономических реформаторов и усердие работников позволили государству осуществить огромный скачок от экспорта сырья (шелка и железной руды) к фабричной продукции.

Затем, учась практически на бегу, нация перешла к производству бытовой электроники, нефтяных танкеров и полупроводников.

Как считает антрополог Ким Чунг Сун, успехи Южной Кореи как страны-экспортера во многом объясняются этой самой увлеченностью скоростью.

В 2009 г. Корея стала первой страной, которая перешла от статуса получателя помощи Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) к статусу донора, указывает McKinsey.

Многие исследователи связывают структурную трансформацию Южной Кореи с политическими реформами, направленными на открытие страны для зарубежных рынков. Действительно, экспортно-ориентированная политика Южной Кореи – один из важнейших факторов ее успеха: страна сегодня входит в десятку крупнейших экспортеров в мире, а ее экспорт в процентном отношении к ВВП вырос с 25,9% в 1995 г. до 56,3% в 2012 г., по данным отчета «Золотой рост» от Всемирного банка, посвященного сравнению европейской экономической модели с моделями других стран.

Движущей силой экономического чуда Южной Кореи были несколько сотен крупных корпораций, входящих в 63 семейных конгломерата (чеболь), указывает McKinsey. Они появились в рамках государственных программ индустриализации в 1960-е гг.

Волна корейской культуры по всему миру

Хотя для знатоков это не стало большой неожиданностью. Европейская и американская аудитория более 15 лет знакома с корейскими фильмами вроде «Олдбоя» и «Воспоминаний об убийстве», корейские сериалы давно смотрит весь мир, в том числе на Netflix, а популярный корейский музыкальный коллектив BTS в 2019-м дал суперуспешный мировой тур.

Победа «Паразитов» — лишний повод поговорить, как Южной Корее удается так успешно продвигать свою современную культуру. 

Началось все тогда, когда лента «Парк Юрского периода» в 1993 году собрала в мировом прокате больше, чем заработала Южная Корея за 1,5 миллиона проданных машин Hyundai. А потом случился финансовый кризис 1997-1998 годов, который больно ударил по корейской экономике.

В те непростые времена президент Южной Кореи Ким Йон Сам решил, что страна может хорошо заработать на фильмах и сериалах. А его преемник Ким Дэ Чжун сделал поддержку национальной культуры государственной стратегией, рассказывает профессор кафедры азиатских исследований Британского Колумбийского университета в Канаде Дон Бейкер.

Сначала министерство культуры создало бюро для поддержки национальных производителей. Позже наладили государственное финансирование кино и музыкальной индустрии. Однако долгое время о культуре Южной Кореи за пределами Азии знали немного. Исключением стала разве Латинская Америка: южнокорейские сериалы напоминали тамошней аудитории их «мыльные оперы».

«Корейские сериалы — это прекрасная возможность запечатлеть нынешнюю общественную жизнь корейцев, показать их моду, стиль — там, собственно, много продакт-плейсмента. И сериалам удалось вызвать у населения азиатского региона желание жить на манер южных корейцев», — рассказывает СидарБоу Сиджи, специалист по Корее, которая сейчас преподает в Индианском университете в Блумингтоне, США.

Увидев популярность своей культуры за рубежом, правительство Южной Кореи начало активно развивать производство сериалов, фильмов и поп-музыки.

«В течение последнего десятилетия власти страны начали превращать культуру в элемент «мягкой силы»», — добавляет Джон Лай, профессор Калифорнийского университета Беркли.

После 2010-х исследователи начали говорить о «новой корейской культурной волне», которая стала возможной в эпоху социальных сетей. К примеру, клипы корейских исполнителей в YouTube начали набирать миллионы просмотров в том числе знаменитый «Gangnam Style».

Дон Бейкер признается: хотя он и изучает Южную Корею уже 40 лет, но не ожидал такого успеха культурной дипломатии Сеула. Он объясняет феномен «корейской культурной волны» так: «Она рассказывает об универсальных вещах. В «Паразитах», например, — это разрыв между бедными и богатыми. Это то, с чем люди за пределами Кореи могут себя отождествить».

СидарБоу Сиджи добавляет: корейская культура, в отличие от китайской, смогла закрепиться на Западе еще и потому, что там не воспринимают ее как угрозу.

О корейской музыке

На Западе корейская музыка «выстрелила» после выхода песни «Gangnam Style» южнокорейского рэпера Psy в 2012 году. Клип на нее в YouTube стал первым видео, собравшим более миллиарда просмотров на платформе. Через тот же YouTube мировую популярность завоевал и K-pop.

Секрет успеха K-pop — сочетание различных музыкальных жанров (поп, электронной музыки и хип-хопа 90-х), команды поп-идолов, которых готовят быть звездами с 9-12 лет, хореографии и ярких клипов. Сейчас эта индустрия оценивается в почти $5 млрд (или два бюджета Киева на 2020 год).

Начался K-pop в 1993 году с выступления южнокорейской группы Seo Taiji & Boys на талант-шоу. Это было совсем не похоже на то, что корейцы привыкли слушать — медленные баллады или традиционную музыку. Группа не выиграла шоу и получила низкие оценки от судей, однако ее песня стала лидером в корейских чартах и продержалась там 17 недель.

После Seo Taiji & Boys появились новые группы и музыкальные студии. До сих пор они отбирают, воспитывают и создают успешные коммерческие проекты. Каждому в K-pop-группах отведена своя роль: кто-то лидер, кто-то лучше всех танцует, кто-то читает рэп и тому подобное.

Некоторые студии специально берут в группы китайцев или тайцев, чтобы получить больше внимания за рубежом. Чтобы «заигрывать» с иностранной аудиторией, в корейских текстах песен встречаются английские слова. А называют группы обычно английскими акронимами — BTS, 2NE1, H.O.T. — чтобы избегать трудностей перевода.

BTS — не самая современная K-pop-группа. Их сравнивают с молодыми Beatles, а в Калифорнийском университете Беркли на одном из курсов изучают влияние группы на музыкальную культуру. В 2018 году BTS произнесли речь в ООН, а в 2019 году устроили мировой концертный тур.

BTS поют о вещах, понятных молодежи во всем мире: о первой любви, взрослении, важность любить и принимать себя и об общественном давлении на молодежь. Собственно, об этом пели и Seo Taiji & Boys в 1993-м.

Музыкальный критик и журналист Денис Бояринов в беседе с корреспондентом «Реального времени» предложил рассматривать К-рор не как музыкальный феномен, а как феномен мультимедийный или даже в большей степени как феномен телевизионной культуры.

«Изначально К-рор — это телешоу, сама идея искусственна по своей задумке. Весь процесс начинается с отбора участников в проекты. А музыкальная часть, непосредственно пение, — это лишь какая-то 1/10 составляющей феномена К-рор-бэнд. Хотя там, безусловно, встречаются хитовые привязчивые песни. Но в большей степени решает то, как участники выглядят, двигаются, — считает он. — Трудно требовать от потрясающего циркового музыкального спектакля какой-то подлинности. Мне кажется как раз сила К-рор в том, что он ненастоящий. И людям, которые следят за проектами, нравится, что этот мир такой фантастический. И то, что эти мальчики и девочки совершенно не похожи на тех, кого они встречают в повседневной жизни, — они реально инопланетяне, эльфы, которые фантастически владеют телом, умеют петь, улыбаться в камеру. От них и не требуется никакой настоящести».

Можно поделиться с друзьями:

Цитата дня

«Люди, которые хвастаются своим интеллектом — неудачники»

Стивен Хокинг

Знали ли Вы, что...

Люди за всю жизнь тратят на поцелуи в среднем полумесяца или 20 160 минут.

Путешествия

Карантин


Читайте также